27 апреля 2011


Яндекс.Метрика





25 апреля 2011

Распространение концепции древнеболгарской цивилизации в Интернете


Распространение концепции древнеболгарской цивилизации в Интернете

Впервые в российской исторической науке понятие болгарская цивилизация в контексте Волжско-Камской Болгарии предложил русский профессор И.Н. Смирнов. Он написал 4 монографии и несколько десятков статей и книг, где говорится о влиянии болгарской цивилизации на цивилизацию Поволжья. Интерес к трудам этнографа и историка обусловлен для исследователей Среднего Поволжья тем, что И.Н. Смирнов обратил серьезное внимание на наследие болгарской (древнеболгарской) цивилизации.
В мае 2006 г. мы совместно с 4 кафедрами организовали международную научную конференцию к 150 летию И.Н. Смирнова (1856-1904 гг.) в г. Чебоксары (ЧГПУ им. И.Я. Яковлева, науч. рук. Г.И. Тафаев). Приехало около 40 ученых их Урало-Поволжского региона. Было опубликовано 7 сборников по материалам конференции.
В Интернете имеется статья Гибадуллиной Н. М-Н из Набережно-Челнинского филиала ИЭУиП (г. Казань). Статья имеет название «Историко- этнографическое наследие И.Н. Смирнова: тенденции и противоречия Российской финно-угристики на рубеже XIX-XX вв.»
Татарский исследователь отмечает, что этнография и историческая наука весьма уязвимы перед лицом господствующей в обществе идеологии и политики и в то же время сами оказывают определенное воздействие на формирование ведущих идей эпохи. В связи с этим представляют интерес исследования дореволюцион­ного историка и этнографа, профессора Казанского университета И.Н. Смирнова (1856—1904), автора первых сводных трудов по ис­тории и этнографии марийцев, мордвы, удмуртов, коми-пермяков. Будучи известным в свое время ведущим специалистом по этногра­фии восточных финно-угров, в советский период в силу идеологических причин казанский ученый оставался вне поля зрения науки. Историко-этнографическое наследие И.Н. Смирнова интересно для нас тем, что позволяет понять тенденции и противоречия, характер­ные для развития дореволюционной российской финно-угристики, которые, как и в наши дни, часто связаны с тем, что «мыслящие люди нередко структурируют доступные им факты, находясь под влиянием гипотез, тянущихся из корней западной цивилизации». (Жан Сервье)
Позиция Гибадуллиной:
· И.Н. Смирнов по отцу мариец;
· Исследовал угро-финские народы;
· В исследованиях имеется противоречия;
· Дана автобиография ученого.
К сожалению, о концепции болгарской цивилизации и его отношение к чувашам как наследникам цивилизации нет не одной строки. Исследователь замечает, что И.Н. Смирнов начал свою научную деятельность в Казанском университете как специалист в области средневековой истории южных славян. Однако, как писал его коллега, «географическое положение Казани, места деятельности И.Н. Смирнова, мало способствует занятиям славистикой, но весьма удобно для изучения урало-алтайских народностей в их прошлом и настоящем» (Н.О. Петровский). Интерес И.Н. Смирнова к истории и этнографии местных народов в какой-то мере был обус­ловлен его собственным происхождением — его отец был марийцем, а мать — русской. Его родительская семья была продуктом тех слож­ных межэтнических процессов, происходивших в Поволжье, кото­рые и заинтересовали его как историка и этнографа.
В Интернете имеется презентация марийского ученого Ю.В. Пахонова посвященная 150 летию Ивана Николаевича Смирнова. В таблице автор изложил биографию ученого.

Вторая таблица названа «Вехи биографии».
·        Родился 7 (19) января 1856 г. в с. Арино.
·        1874 – 1878 гг. – студент историко-филологического факультета Казанского университета.
·        1878 г. – женился на дочери священника Александре Сергеевне Яснитской.
·        1881 г. – защита магистерской диссертации «Отношения Венеции к городским общинам Далмации с XII до половины XIV вв.».
·        1884 г. – утвержден профессором кафедры всеобщей истории Казанского университета.
·        1885 г. – защита докторской диссертации «Отношения Венеции к  городским общинам Далмации. С 1358 по 1573 гг.».
·        1886 г. – орден Св. Станислава III степени.
·        1887 г. – получил чин статского советника (V).
·        1889 г. – издание первой монографии «Черемисы: Историко-этнографический очерк».
·        1896 г. – получил Уваровскую премию Академии Наук за книги по истории и этнографии финно-угорских народов Поволжья и Приуралья и орден Св. Анны III степени.
·        1899 г. – орден Св. Станислава II степени.
·        Умер 15 (28) мая 1904 г. в Казани.

Дальше картинка о собраниях ученым этнографического материала, схема «Направления исследований И.Н. Смирнова».

Достаточно подробно расшифрована позиция И.Н. Смирнова по черемисам (марийцам).
·  Глава I. Очерк истории черемисской народности. С. 3‒65.
·  Глава II. Природа страны. Физические свойства черемисской народности. Внешний быт черемис: постройки, утварь, костюмы, пища. Занятия черемис. Увеселения. С.66‒96.
·  Глава III. История развития и современное состояние черемисской семьи. Брак. Элементы общественной организации. С.97‒116.
·  Глава IV. Идеи черемис относительно смерти и загробной жизни. Формы погребения. Поклонение умершим. Происхождение злых духов (кереметей) и культ их. С.117‒138.
·  Глава V. Религиозные верования и культ. С.139‒174.
·  Глава VI. Народное творчество черемис. Космогонические мифы. Исторические предания. Сказки. Песни. С.175‒188.
·  Глава VII. Обзор литературы о черемисах. С.189‒212.[3]

К сожалению, в материале Пахомова нет позиции И.Н. Смирнова о болгарской цивилизации. Мы, конечно понимаем позицию марийских и татарских исследователей. Марийский автор тянет одеяло на себя, а татарский исследователь в свою сторону.
Обратим внимание на периодизацию марийской истории:

 Периодизация марийской истории по И.Н. Смирнову

·  I период – дотатарский (до XIV в.) «ход заселения страны черемисами отразился в местных названиях».
·  II период –  эпоха подчинения татарам (XIVXVI вв.) «Черемисы признали власть татар и вместе с ними в течение трех столетий боролись с надвигавшейся Русью. Может быть, кроме превосходства сил к татарам влекла черемис и некоторая культурная симпатия».
·  III период – время пребывания под русским владычеством (со второй половины XVI в.) «Московское правительство стремилось воспитывать инородцев в спартанской простоте».

Следует заметить, что марийские исследователи стараются не говорить:
·  О вхождении территории Черемиссии в состав Волжско-Камской Болгарии (Булгарии);
·  О серьезном (500 летнем) влиянии на черемис древнеболгарской (древнечувашской) цивилизации;
·  О тюрко-болгарском этногенезе древних черемис.
Представлена (не полная) периодизация марийского народа (по И.Н. Смирнову):
·  Дотатарский (до 1236 г.). Мы считаем, что в этой хронологии надо видеть два этапа:
·  Доболгарский (до IX-X вв.);
·  Болгарско-марийский (Х-до 1236 г.).

Таким образом, мы можем предположить свою схему этапов:
1.     Древнечеремисский-древнемарийский (доболгарский), до IX века;
2.     Болгарский (древнеболгарский) или болгаро-марийский с Х –до 1236 г. –монголо-татарского разгрома Волжско-Камской Болгарии (древнеболгарской) цивилизации.
Для чувашской истории еще в 90 г. ХХ в. мною предложены этапы (эпохи):
1.     Алтайская трансформационная эпоха;
2.     Северо-Кавказская эпоха;
3.     Волжско-Камская эпоха;
4.     Ордынская эпоха;
5.     Российская эпоха.
Болгаро-марийский этап входит, по моему мнению, в Волжско-Камскую эпоху древнечувашской цивилизации.

Волжско-Камская трансформационная эпоха древнеболгарской цивилизации.

Обратим внимание на позицию автора (Ю.В. Пахомова-до XIV века).
1.     Период следует завершить 1236 г. или 1243 г. –образование Золотой Орды и вхождение Болгаро-Черемисских земель в данное государство.
2.     Период эпоха (этап) подчинения татарам (XIV- XVI вв.). Мы отметили, что этап должен был хронологически начаться после 1243 г. (XIII в.). По документам и историческим сказаниям черемисские земли были оккупированы монголо-татарами в 30-40 гг. XIII века.
Позиция И.Н.Смирнова следующая:
·        Черемися признали власть татар;
·        Вместе с татарами (300 лет) они боролись с Русью (Россией);
·        Превосходство сил. Надо помнить, что татарского населения в Казанском ханстве было до 30%;
·        Черемис к татарам влекла «культурная симпатия».
Почему «симпатия»? Думаем, что-это нахождение Черемиссии (Черемисии) 500 лет в составе Волжско-Камской Болгарской цивилизации. Татары после болгарской холокосты многое переняли от болгар, а часть их ассимилировали. Следует помнить, что татары (казанские) проводили среди чуваш («худоболгар») и марийцев исламизацию и татаризацию (ассимиляцию).
3. Период- это пребывание Черемиссии под «русским владычеством».
Для Чувашии и Марий Эл с сер. XIV в. –это рубеж начала российской эпохи. Исследователь из Татарстана в журнале «Власть» за октябрь 2010 г. говорит об этнографической деятельности И.Н. Смирнова. Так, например, он отмечает, что в 1885 г., вступив в Общество археоло­гии, истории и этнографии при Казанском университете (в дальнейшем - ОАИЭ), он открыл для себя малоисследованный мир финно-угорских народов Поволжья и Приуралья. Так началось его подлинное увлечение, в котором он познал славу пер­вого этнографа Поволжья. Собственно, этнографическая деятельность ученого началась с изучения Музея отечествоведения при ОАИЭ. И.Н. Смирнов отме­чал, что музей, находясь в центре волжско-финнского мира, дает слишком ма­лое представление о культуре этого мира из-за неполноты коллекций, случайного характера их собирания; что «без ясных представлений о современной культуре финских народностей края невозможны основательные археологические иссле­дования, без коллекций, рисующих со­временный быт местных финнов, неяс­ны коллекции, доставленные путем раскопок». Совместно с директором музея профессором Н.А. Фирсовым он убедил руководство университета в необходимос­ти пополнения коллекций музея научно организованным путем. Итогом семилет­ней работы И.Н. Смирнова по изучению народов края, связанной с длительными экспедициями в каникулярное время по местам их проживания, кропотливым сбо­ром материала в архивах, статистических комитетах, периодических изданиях, а так­же фольклора и предметов материальной культуры, стала публикация фундамен­тального двухтомного труда «Восточные финны», в который вошли четыре историко-этнографических очерка: «Черемисы», «Удмурты», «Пермяки» и «Мордва».[4]
Кроме перечисленных монографий исследователь издал и другие книги и статьих [5].
Татарский автор обращает внимание на противоречия (по её мнению), которые имеются в исследованиях И.Н. Смирнова:
1.          В трудах ученого содержится не только богатейший этнографический материал с описанием одежды, жилища, посуды, украшений, предметов быта, но и его попытки опираясь на методы научно-исторического исследования, определить первоначальное расселение изучаемых народов, направление их миграций, от­ношения с соседними народами, их по­ложение в составе русского государства. Основываясь на эмпирических исследова­ниях, И.Н. Смирнов создал собственную концепцию происхождения финно-угор­ских народов края, согласно которой они рассматривались как результат миксации арийской и монголоидной рас, на что ука­зывали, по мнению ученого, многие их физические признаки.
2.           Представления ученого об этногенезе финно-угров весьма противоречивы, по­скольку, с одной стороны, он использовал в своих исследованиях такие прогрессив­ные методы, как, например, междисциплинарный и сравнительный подходы, а с другой стороны — оставался в плену эво­люционистских предрассудков. Слабость эволюционистского подхода состояла в том, что современное состояние народов, считавшихся отсталыми, рассматривалось учеными того времени как неизменное явление, как образец древнейшего со­стояния. История таких народов воспри­нималась ими как застывшая и привя­зывалась, прежде всего, к природно-географическому фактору без учета других исторических факторов. Одна из ошибок И.Н Смирнова, как и у всех эволюцио­нистов, — это неспособность объяснить качественные изменения в культуре и об­щественной жизни изучаемых народов. Это приводило к объяснению ученым всех сложных элементов их культуры лишь подражанием и заимствованием у татарс­кого, русского и других народов.[6]
По мнению татарского исследователя:
·        Заимствования в культуре и языке у народов Среднего Поволжья произошли от русского народа;
·        Произошли от татарского народа.
            Как видно из текста она не указывает заимствования из болгарского языка (чувашизмы – 1500 стов), культуры, религии, в музыке, орнаменте, одежде и т.д.
И. Н. Смирнова как этнографа особенно интересовали процессы межэтнического взаимодействия народов Поволжья. Этой проблеме он посвятил многие страницы в своих очерках и статьях. Основной тен­денцией в этнических процессах, проис­ходящих в Поволжье, он считал ассими­ляцию русским народом финно-угорских народов края. Ученый утверждал, что ассимиляция имеет естественный характер и вызвана такими факторами, как дли­тельное совместное проживание, совмес­тная деятельность на заводах и фабриках, межнациональные браки. Решающую же роль при этом играло «обаяние русской культуры». Характерно, что, критикуя реальную практику использования го­сударством и церковью насильственных мер в русификаторской политике, И.Н. Смирнов, тем не менее, отрицал наличие у них ассимиляторских целей. Исходя из своих наблюдений межэтни­ческого взаимодействия в крае, ученый предсказывал окончательную ассимиля­цию финно-угорских народов края уже в недалеком будущем.
Мы, конечно понимаем, что на мировоззрение И.Н. Смирнова влияли концепции Н.Я. Данилевского. Он утверждал еще в 80 г. XIX в. о том, что финские народы являются «этнографическим материалом» для русского историко-культурного типа, а тюрки несут разрушение.

Выводы
Для нас, марийцев, болгаро-чуваш, мордвы, коми, удмуртов исследования И.Н. Смирнова позволили лучше разобраться с исследованием классической древнеболгарской (Волжско-Камской) цивилизации. [7]. Недаром Гибадуллина завершает свое исследование словами: И.Н. Смирнов, хотя и следовал обще­принятому дискурсу в отношении данных народов, однако не будет преувеличени­ем сказать, что в своих очерках он зало­жил начало писаной истории марийцев, удмуртов, пермяков и мордвы, благодаря чему они впервые предстали как субъек­ты истории. В дальнейшем это позволи­ло разрушить реакционные стереотипы в представлениях относительно не только их прошлого, но и, что важнее всего, их будущего.

Литература
1.     Жан Сервье. Этнология. ‒ М., 2004. ‒ С. 114
2.     Петровский, Н.О. О трудах И.Н. Смирнова по славистике//Ученые записки Казанского императорского университета 1904. кн. 9. ‒ С. 42.
3.     Смирнов, И.Н. Черемисы. Историко-этнографический очерк. ‒ Казань: Типография Императорского университета, 1889. ‒ С. 212
4.     Власть. октябрь 2010. – С. 136
5.     Несколько слов о русском влиянии на инородцев Казанского края. ‒ Казань, 1887.
6.     Обрусение инородцев и задачи обрусительной политики // Исторический вестник, 1892. № 3.
7.     Восточные финны. ‒ Казань, 1893. Т. I.
8.     Черемисы // Энциклопедический словарь. Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон. ‒ СПб, 1902. Т. 39.
9.     Доисторическое прошлое Поволжья // Поволжье. ‒ Нижний Новгород, 1903.
10.   Финны // Книга для чтения по русской истории. ‒ М., 1910. Т.I.
11.   Ламанский В.И. О трудах И.Н. Смирнова // Отчет императорского Русского географического общества за 1895 год. ‒ СПб., 1896.
12.  Смирнов Иван Николаевич // Энциклопедический словарь. Ф. А. Брокгауз, И. А. Ефрон. ‒ СПб, 1900. Т. 60.
13.   За 100 лет. Биографический словарь профессоров и преподавателей Императорского Казанского университета (1804-1904). ‒ Казань, 1904. Ч.I.
14.   Катанов Н. О трудах И.Н. Смирнова по этнографии инородцев Восточной России // Ученые записки Казанского университета. ‒ Казань, 1904. Кн.9.
15.  Памяти профессора Ивана Николаевича Смирнова. ‒ Казань, 1904.
16.  Пахомов Ю.В. Иван Николаевич Смирнов (1856-1904): историк, этнограф, общественный деятель. Дисс. … канд. ист. наук. ‒ М., 1994.
17.  Айплатов Г.Н. Иван Николаевич Смирнов // Марий Эл: время, события, люди: Календарь знаменательных и памятных дат на 1994 год. ‒ Йошкар-Ола, 1993.
18.    Попов Н.С., Сепеев Г.А. Первое монографическое исследование о марийцах // Марийский археографический вестник. ‒ Йошкар-Ола, 1999. Вып.9.
19.   Степанов А.Ф., Степанов О.А. Из нашего исторического прошлого. ‒ Йошкар-Ола, 2000. Т.III.
20.     http://yupakhomov.narod.ru/Smirnov.htm
21.    Цивилизации народов Поволжья и Приуралья: сб. науч. ст. по матер. междун. научн. конф. Проблемы археологии и этнографии. // науч. рук. Г.И.Тафаев  ‒ Чебоксары: ЧГПУ, 2006 

11 апреля 2011

ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ СИМВОЛЫ В ДРЕВНЕЧУВАШКОЙ И НОВОЧУВАШСКОЙ ИСТОРИИ




ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ СИМВОЛЫ В ДРЕВНЕЧУВАШКОЙ И НОВОЧУВАШСКОЙ ИСТОРИИ

При исследовании научной проблемы мы выносим понятия:
Символы цивилизации;
Древнечувашская (древнеболгарская) история.
Современное общество живет в условиях глобализации остро ощущает процессы российской унификации и стандартизации. В ряде случаев процессы «выливаются» в локальные в этические противостояния. Например, на северном Кавказе, Урало-Поволжском регионе, в Судане, Франции и т.д. С конца ХХ в. в таких стычках (противостояниях) все чаще на флагах и стенах домов возникают цивилизационные символы. Многие демонстранты несут символы государства (США, РФ, КНР, Израиля, Франции, Аргентины, Чили и т.д.). Политическая культура, закрепляя нормы, стереотипы, приемы, общения в политическом языке (соответствующих терминах, символах и т.д.), придает особую значимость атрибутам государственности (флагу, гербу, гимну).
Государственный флаг РФ, США, и т.д., воспринимается символом государства. Мы воспринимаем символы государства:
Символы атрибута независимости;
Символы государственной власти;
Символы цветовосприятия конкретного этноса;
Символы религии (ислам);
Символы тотема (барс, орел и т.д.);
Символы идеологии (серп, молот, свастика, корона, звезда).

Какие цвета доминируют в госсимволах стран Европы:
Красный;
Желтый;
Синий;
Белый;
Доминирует красный и желтый цвета (этнические цвета) у государств:
Австрии;
Албании;
Белоруссии;
Андорры;
Бельгии;
Великобритании;
Германии;
Дании;
Испании;
Литвы;
Македонии;
Мальты;
Молдавии;
Норвегии;
Португалии;
Румынии;
Швецарии.
Таким образом, для европейских государств символом цивилизации (цвета) остается красный, желтый, синий, белый.
Азиатский цвет (Востока) черный, зеленый, коричневый имеется в госсимволах:
Эстонии (черный);
Бельгии (черный);
Албании (двухглавый орел- черный);
Германии (черный);
Белоруссии (зеленый);
Болгарии (зеленый);
Венгрии (зеленый);
Ирландии (зеленый);
Литвы (зеленый);
Италии (зеленый);
Португалии (зеленый).
С VII в. исламское сообщество рассматривает зеленый цвет, как цвет веры (ислама), а с конца ХХ в. как цивилизационный цвет (цвет цивилизации ислама). Мы понимаем, что болгары, венгры, итальянцы, литовцы, португальцы долгое время соприкасались с исламскими традициями. Все перечисленные страны (народы) воевали с исламскими народами (кроме ирландского народа).
Мы можем уверено сказать, что символом цветовосприятия западной цивилизации является красный, желтый цвет. Скандинавской цивилизации- белый и синий цвета.
В искусстве принято отмечать, что для тюркско-исламских народов доминировал черный, коричневый и зеленый (исламско-цивилизационный) цвет.
Обратите внимание на цвета госсимволов РФ. Какие цвета у них доминируют? Обратим внимание на цветовосприятие азиатских народов. Доминирование цветов в госсимволах (флагах) стран Азии:
Азербайджан (зеленый);
Афганистан;
Бангладеш;
Индия;
Иордания;
Иран;
Кувейт;
Мальдивы;
Арабские Эмираты (ОАЭ);
Оман;
Пакистан;
Саудовская Аравия;
Таджикистан;
Узбекистан.
Почему ряд государств исламского мира не имеют цвета ислама (религии) у себя на государственных символах (флагах)? 95 % исламских (азиатских) государств воспринимают цвет ислама как цвет религии и цивилизации, а часть нет.  Например, зеленый цвет имеется (как символ цивилизации) в госфлаге Болгарии, Венгрии, Белоруссии, Италии, Литвы. Мы укажем еще раз на серьезное влияние ислама на данные этносы (с 640 г. н.э.), вторжение мусульман на территорию Северного Кавказа.

Исламская цивилизации проникала во все поры болгаро-хазаро-мадьярской цивилизации (тюркско-угорской).

    Болгарский цвет- белый;
    Болгарский цвет- желтый;
    Болгарский цвет- красный.

Эти цивилизационно-этнические цвета сохранились у болгар, венгров, чувашей (РФ).
Обратим внимание на хронологию вхождения.

белый
синий
черный
зеленый


                                     С 922 г. –ислам (зеленый)


В остальных азиатских странах (госфлагах) доминирует:
Красный- Бутан, Вьетнам, Китай, Грузия, Индонезия, Камбоджа, Киргизия, КНДР, Монголия, Мьянма, Сингапур, Турция, Бахрейн;
Черный- Афганистан, Иордания, Кувейт, Сирия, ОАЭ.
Красный и желтый был государственным цветом китайской цивилизации. В 70 г. ХХ в. английский исследователь А.Дж. Тойнби писал, что китайская цивилизация для вьетнамской, корейской и монгольской является материнской цивилизацией.
Данные этносы формировались в континентальной Азии. Материнский этноцивилизационный цвет (душа цветовосприятия) сохранилась во всех 5 дочерних цивилизациях.
Душа цивилизации древних болгар и сувар формировалась в Азии:
В условиях Афганистана;
В условиях империи Хунну;
В условиях Средней Азии;
В условиях Северного Кавказа;
В условиях Среднего Поволжья.
История древнеболгарской цивилизации знает 5 больных трансформационных эпох:
Алтайская эпоха;
Северо-Кавказская эпоха;
Волжско-Камская эпоха;
Ордынская эпоха;
Российская эпоха.
Древнеболгарская (древнетюркская) душа «несла» в себе:
Символы тотема;
Символы религии.
Какие тотемные символы имеются в госсимволах (флагах и гербах) стран западной цивилизации (Европа, Америка, Австралия).
Албания- двухглавый черный орел;
Андорра- корона;
Белоруссия- рунический орнамент;
Болгария- лев;
Босния и Герцеговина (БиГ)- звезды;
Ватикан- красный крест;
Германия- орел (черный);
Греция, Дания, Исландия, Мальта, Норвегия, Словакия, Финляндия, Швейцария, Щвеция- христианский крест.
Корона изображена на государственном флаге Испании, Лихтенштейна, Сан-Марино.
Таким образом, мы можем увидеть в госсимволах:
Тотемы животных и птиц (лев, орел);
Символы мироздания (солнце, звезда, море, гора, космос);
Рунические символы (Белоруссия, Чувашия (республика РФ)- древо жизни, Барбадос, Украина);
Религиозно-цивилизационные символы и цвета (крест, полумесяц).
Проследим трансформацию тотемных символов у древнеболгарского народа (болгар, сувар, хазар, дунайских болгар, чуваш).
1. Империя хунну:
Волк;
Барс;
Орел;
Конь;
Ива;
Солнце;
Луна;
Звезды.
2. Империя Аттилы:
Лань;
Олень;
Барс;
Лев;
Волк;
Дуб;
Солнце, Луна, Звезды;
Вода;
Горы.
3. Великая Болгария кагана Кубрата (635-660 гг.):
Закрепляются религиозные (христианские символы);
Крест;
Трезубец (руничекий символ);
Круг (Солнце, Луна);
Квадрат (зороастризм);
Треугольник (мироздание);
Двойной квадрат ( Тенгрихан).
4. Волжско-Камская Болгария:
Петух;
Волк;
Лось;
Барс;
Конь;
Корова-Бык;
Собака;
Ива;
Дуб;
Рябина.

Закрепляются религиозные символы:
Крест;
Круг;
Руны;
Исламские символы (лотос, растительный орнамент, полумесяц).
После вхождения Чувашии в состав российской цивилизации (июнь 1551 г.) доминирующими символами новочувашской цивилизации становятся христианство (крест, икона, церковь, православный языческий образ).
чувашские языковеды, историки и искусствоведы отмечают, что историю чувашской письменности можно делить на три больших периода:
1. Период древнечувашской письменности (до XVIвека);
2. Период старочувашской письменности (XVIIIвек -1871 год);
3. Период новочувашской письменности (с 1871 года) включает два полпериода:
1) 1871-1917 годы;
2) С 1917 года по настоящее время.
Мы можем говорить о рунических символах (символы рунического письма).

Империя хунну

Империя Аттилы

Великая Болгария

Сувария (Дагестан)

Волжско-Камская Болгария

Золотая Орда, Казания, Россия

Трансформация письменности.
Каждому из этапов истории чувашской письменности соответствуют отдельные алфавитные системы письма, включавшие начертательные (графические) символы (буквы и небуквенные знаки письма) и приёмы, принятые для фиксации на бумаге или другом материале текстов, высказываний, сообщений, составленных на чувашском языке.
1. Период древнечувашской письменности представлен двумя алфавитами:
рунический, частично сохранившийся до XIX в. и генетически связанный с древнетюркским и болгарским руническими алфавитами;
алфавит на основе арабицы (X—XV вв.).
2. В период старочувашской письменности (XVIII век -  1871 год) для записи чувашской речи использовался русский алфавит без добавления специальных букв для звуков, характерных для чувашской речи.
3. Новочувашская письменность:
Яковлевский алфавит;
Советский алфавит (с 1917 г.).


До 70-80 гг. XIX в. религиозные символы воспринимались как символы (руны) древнечувашской (болгаро-чувашской) цивилизации Волжско-Камской Болгарии, которые сохранились у болгар-язычников.
Болгарским «худоболгарским» (чувашско-языческо-лесным) населением символы религиозного письма использовались при обрядах:
Весеннее- летних;
Осеннее- зимних;
Особенно в похоронных обрядах (юпа).
Рунические символы (письмо, узоры на одежде, орнамент) были символом чувашско- болгарского этноса (в отличии от татаро-кыпчатского). Для татаро-кыпчаков символами цвета были :
Черный цвет;
Коричневый;
Зеленый (цвет ислама);
Растительный орнамент.
Чуваши на юпа (намогильные памятники) писали рунические имена (как символы чувашской общности, культуры, веры, принадлежности). Юпа и руническое письмо были символами консолидации чуваш («худоболгар»). Что произошло на рубеже Х в. ( с 922 г.) в древнеболгарском обществе?

Этнопсихологическая трансформация;
Этнокультурная трансформация;
Обряды;
Обычаи;
Традиции;
Религиозная трансформация (языческие).
Исследователи культуры отмечают, что обряд, обычай, традиция являются отличительной чертой отдельно взятого народа. В них перекрещиваются и отражаются все основные стороны жизни. Они являются могучим средством национального воспитания и сплочения народа в единое целое.
Религиозным символом с 922 г. для 95 % болгарского населения стало язычество (обряд, обычай, традиции). Язычество стало символом протеста и этнической самоидентификации, особенно после монголо-татарского разгрома Велико-Камской Болгарии (с 1236 г.).

Языческая самоидентификация
Языческое воспитание «худоболгар»
Консолидация языческого
«худоболгарского» населения

«Худоболгар» Золотой Орды мы рассматриваем как «языческие болгары», которые языческие обряды, обычаи, традиции превратили в языческо- цивилизационный символ Возрождения- Сохранения-Спасения.
Обычай- привычный для населения способ поведения, унаследованный от предыдущих поколений и изменяемый временем. Обряд- совокупность установленных обычаем действий, связанных с религиозным представлениями или бытовыми традициями.
Болгарский (чувашский) языческий обряд (Юпа) стал символом души цивилизации. Таким образом, мы может сказать, что душа цивилизации –это обряд. Весь комплекс обычаев и обрядов можно выделить в три группы:
1. Обряды, осуществляемые всей деревней или рядом поселений, так называемые сельские;
2. Обряды семейно- родовые (домашние или семейные);
3.Обряды, совершаемые индивидом или ради него или индивидуально.
Процесс трансформации обрядов, а с нею и языческих символов (Юпа) среди чувашей шел болезненно (ислам, христианство). В XXI в. символами общества стали:
Пьянство;
Табакокурение;
Наркомания;
Разврат (измена).
До 60 г. ХХ в. в чувашском обществе еще говорили «не срами имени чуваша», «что скажут о тебе в деревне». Осуждалось:
Нескромное поведение;
Сквернословие;
Пьянство;
Воровство;
Измена;
Нечистоплотность.
Для новочувашской (национально- региональной) цивилизации символами нравственности были:
Честность;
Скромность;
Аккуратность;
Обязательность;
Работоспособность;
Уважение к женщинам;
Почтение к старшим.
Этнографы отмечали:
1. Здороваться с соседями, односельчанами, с теми, кого видели каждый день необязательно, здоровались только с почтенными, стариками:
- сыва — и ? Здоров ли ?
- аван — и ?   Хорошо ли ?
2. Входя в избу к кому-либо из соседей, чуваши снимали шапки, клали под мышку и здоровались с «херт-сурт» - домовым. Если семья в это время обедала, то вошедшего обязательно сажали за стол. Приглашенный не имел права отказаться, если даже был сыт, то все равно по обычаю должен был зачерпнуть из общей чашки хотя бы несколько ложек.
3. Чувашский обычай осуждал гостей, пьющих без приглашения, поэтому хозяин вынужден был непрерывно предлагать гостям угощение, он черпал ковш за ковшом, которого часто отпивалось немного.
4. Женщин всегда угощали за одним столом за мужчинами.
5. Крестьяне строго соблюдали давно сложившийся обычай, по которому раз - два в году он должен был звать к себе всех родственников и соседей, хотя в иных случаях эти гуляния уносили добрую половину из скудных запасов.
Общие для чувашского народа были:
Нравственность;
Трудолюбие;
Жертвоприношение духам;
Любовь к детям (желудям по Я. Ухсаю);
Подчтение к земле (Земля ‒ основа государства, Шаньюй Модэ).


Выводы
1.Тотемные, религиозные символы по мере трансформации превратились в цивилизационные символы;
2. По мере этнокультурной, этнорелигиозной и этнопсихологической трансформации менялась и душа цивилизации;
3. Душой трансформации являлись обряды, обычаи и традиции.

Литература
1. Трофимов, А.А. Орнамент чувашской народной вышивки / А.А.Трофимов ‒ Чебоксары, 1977. – 109 с.
2. Денисов, П.В. Этнокультурные параллели дунайских болгар и чувашей / П.В.Денисов – Чебоксары. – 176 с.
3. Хибибуллин, А.А. Народы Среднего Поволжья и Приуралья: история и культура / А.А.Хабибуллин – Казань, 2008. – 340 с.
4. Иллюстрированный атлас мира – М.; ИПЦ «Дизайн», 2010. – 112 с.


ЖИВОТНЫЕ И ПТИЦЫ В МИФОЛОГИИ ДРЕВНЕБОЛГАРСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ


Древнеболгарская цивилизация стала формироваться в условиях Азии в предгорьях Алтая. По мнению болгарских исследователей ( г. София) в Афганистане в предгорьях Гиндукуша. Таким образом, мы можем отметить влияние тюрко-иранской мифологии на генезис мифологии древних болгар (праболгар). В условиях Азии происходит приручение коня, в условиях Востока одомашивание коровы, быка, верблюда и т.д.
Для многих скифо-сарматских, тюрко-болгарских и суварских племен тотемами становятся одомашненные животных и прирученные птицы:
·        Конь;
·        Корова;
·        Бык;
·        Собака;
·        Сокол;
·        Беркут.
Как известно, еще в Шумере, Египте и на Кипре бык был священным животным.

Священные животные и птицы.

Древнеегипетская цивилизация
Древнеболгарская цивилизация
Корова
Бык
Чибис
Шакал
Крокодил
Кошка
Бегемот
Корова
Бык
Волк
Барс
Собака
Кошка
Барс
Сокол

Таблица показывает, что человеком обожествлялись:
·        Домашние животные- корова, бык, кошка (Египет);
·        Домашнее животные- корова, лошадь, бык, собака (Азия);
·        Дикие животные- шакал, крокодил, бегемот (Египет);
·        Дикие животные- барс, лань, волк (древние болгары).
Для азиатских тюрко-болгарских племен волк наводил ужас, он нападал на скот (скотоводы), людей (путников). Но для тюркских степных народов волк был матерью рода. Волк был охранником у богатыря Улыпа, охранником и языческого бога Пихампара. Недаром волк был тотемом у древних болгар, сувар, татар, кыпчаков, казахов и т.д. Почему? Волк-стадное животное, он как человек живет в стаде, но может быть и добрым (охранять) и злым. Может напасть и жестоко убить врага (человека, быка, коня, медведя и т.д.). Человек стадное животное и чаще всего охотится коллективно (по А.Дж. Тойнби «социальное животное»).
Как известно наиболее достоверные данные о животных, которые хоронили с хунну, болгарами и т.д. дают археологические исследования. Так, например, Н.Н. Крадин в монографии «Империя Хунну» о таких раскопках отмечает, что первые раскопки хуннских памятников были произведены в 1896 г. врачом и краеведом Ю.Д. Талько-Грынцевичем. За хронологический промежуток в сто с небольшим лет исследования археологических памятников хунну велись многими археологами СССР и России (П.К. Козлов, С.А. Теплоухов, Г.П. Сосновский, С.В. Киселев, А.Л. Окладников, A.B. Давыдова, В.Б. Коновалов, С.С.Миняев, С.В. Данилов и др.), Монголии (Ц. Доржсурэн, X. Пэрлээ, Н. Сэр-Оджав, Д. Цэвэндорж и др.), Китая (Го Сусинь, Сюн Суньжуй, Тянь Гуанцзинь, У Энь и мн. др.), Японии (Эгами Намио, Като Симпей) и ряда других стран.
Наибольшая информация получена в результате исследования погребальных памятников. К настоящему времени раскопано около 700 хуннских могил из более чем 3500 известных в настоящее время. Поселения и городища хунну изучены гораздо хуже погребальных памятников. В настоящее время на территории Монголии и Бурятии обнаружено около 20 хуннских стационарных населенных пунктов. На территории Монголии масштабные исследования поселений не велись. Гораздо лучше обстоит дело с изучением оседлых памятников хуннской культуры на территории Бурятии. Здесь целенаправленно начиная с послевоенного времени раскапывалось Иволгинское городище, расположенное в окрестностях г. Улан-Удэ. Кроме того, исследовались хуннские поселения, начаты целенаправленные раскопки на городище Баян-Ундэр в Джидинском районе Республик Бурятия[1].
По мере территориальной трансформации древне болгары оказались на территории Северного Кавказа. Мы думаем, что включение барса в тотем болгар произошел на территории Алтая.
Барс-животное, которое стремится к независимости, территория его отдельного обитания доходит до 500-600 км. Волк- тотем рода (коллектива). Барс-тотем государства (независимости). Волк, барс, тотемы скотоводческих племен, наиболее воинственных, а корова и бык- земледельческо-кочевых более спокойных народов. Общепринято считать, что племена Хунну проживали до 40-45 лет, основная масса жила до 30-35 лет. Для тюрков священной птицей были орел, беркут, сокол, ласточка. Третим священным животным для тюрков был конь. Конь- стадное и независимое животное. В трудные годы животное давало мясо, конь всегда спасал степняка (кочевника) от голода, эпидемий, в годы войны он спасал жизнь своему хозяину.
Земной век человека очень короток и священные животные не только приносились в жертву, богу Тенгрихану, Пихампару, Киремету, но и клались в могилу. Тюрко-болгарские, иранские, гуннские, венгерские могилы в ходе раскопок дают археологам конские скилеты и т.д.  Такие захоронения найдены в эпоху Аттилы, Кубрата, на Кавказе, Алмуша на Средней Волге.
Традиция хоронить война со своим конем прослеживается в болгаро-чувашской легенде «Чемень». В исторической легенде сказано: «В древности среди наших дедов и прадедов жил, говорят, один богатырь по имени Чемень. Всегда одетый в воинские доспехи, он разъезжал на белом коне по чувашской земле и охранял ее границы от врагов. Богатырская слава Чеменя была громкой, его знали далеко за пределами родной земли, и сре­ди врагов не находилось охотников мериться с ним силой и молодецкой удалью. Прожил Чемень долго. Но пришло время умирать богаты­рю. Перед смертью он собрал всех чувашей и сказал:
— Мне пришла пора умирать. Как умру, похороните меня вместе с моим конем и богатырскими доспехами. Если напа­дут враги, и я вам понадоблюсь, придите на могилу и позо­вите меня: «Чемень! Чемень!», и я выйду к вам на помощь.
Умер богатырь. Похоронили его, как он просил: вырыли в горе большую могилу, одели умершего в воинскую одежду и посадили на коня, а рядом положили щит и меч»[2].
Древнеболгарская цивилизация менялась, но тотемы священных животных сохранились:
·        Конь;
·        Лань;
·        Бык;
·        Барс;
·        Корова;
·        Волк.
Обратим внимание на гуннско-болгарскую легенду: « готы и гунны долгое время жили рядом, ничего не зная о существовании друг дру­га. Их разделял Керченский пролив; и те и другие счи­тали, что за горизонтом нет земли. Но однажды быка, принадлежавшего гуннам, ужалил овод, и он побежал через болото на противоположный берег. Пастух бро­сился за быком и обнаружил землю там, где предпо­лагалось, что ее нет. Он вернулся и рассказал об этом соплеменникам. Существовал и второй вариант исто­рии, согласно которой несколько гуннских охотников, преследуя оленя, перебрались через залив и с удивле­нием увидели землю «более умеренную по климату и удобную для земледелия». Они вернулись назад и до­ложили об увиденном остальным гуннам. Был ли бык или олень виновной стороной, но вскоре гунны пере­секли пролив и атаковали готов, населявших Крым.
Эта легенда впервые появилась в «Истории» Евнапия, и мы стали счастливыми обладателями фрагмента его работы, где он рассуждает о происхождении гуннов». [3]
Гуннские священные животные. Необходимо понять, что Аттилы-гунны говорили на болгаро-чувашском типе (R- язык).
·        Бык;
·        Лань.
Мы в своих книгах отмечали, что
·        Бык-тотем скотоводческо-земельческих племен (ближе к болгарским племенам);
·        Лань- тотем собирателей-охотников (ближе к суварским тотемам).
Схема «бык-корова» прослеживается у чуваш при расселении их на территории Чувашского края. Из дер. Сиделево (ныне Канашского района) лись Челкасы и Оженары. У сиделевского чуваша Чаланки, сообщает предание, потерялась корова. Чаланки нашел ее в лесу у чистого ключа. Это место понравилось Чаланки. Вернувшись домой, он рассказал о местности своей супру­ге Саламби. Туда они и переселились. Возник выселок Ча-ланкикасы. Позднее это название превратилось в Чалкасы (Челкасы). (Дер. Челкасы ныне слита с дер. Малое Тугаево). Подобным же образом возник, по преданию, и вы­селок Оженары: у одного сиделевца стельная корова ушла в лес. Хозяин решил: где корова отелится, туда и перееду жить. Ее он обнаружил на поляне у Малого Цивиля.
В Алтайскую эпоху у древнеболгар наряду с волком и конем обожествляется собака. Собака для болгарина была другом при охоте и охраняла скот, собирало стадо. По чувашским повериям духи животных охраняют (собаки) человека и его дом. О культе собаки среди болгар говорит Ибн-Фадлан (922 г.).
Шаньюй Модэ (209 г. до н.э.) регулярно выезжал на охоту, ловил он медведей, тигров, кабанов и других животных. Помогали ему собаки из императорской охраны.
Почему древние богары обожествляли только избранных животных:
·        Коня;
·        Барса;
·        Волка;
·        Лань;
·        Собаку.
Вероятнее всего обожествлялись те животные, которых люди боялись или ценили (собак, лошадей, коров). Обратим внимание на Мадарского всадника (Болгария). На скале изображен каган (вождь), конь, собака и птица.
·        Конь;
·        Собака;
·        Птица;
·        Человек-каган.
В Волжско-Камской Болгарии священными животными и символами оставались:
·        Барс;
·        Конь;
·        Утка;
·        Петух (добавились).
Болгары держали верблюдов, а на потеху медведей. В легенде о разгроме Тамерланом г. Пюлера (Биляр) отмечается, что «медведи держались на потеху», они развлекали народ в весенний праздник  «Акатуй». При элтеберах держали: лосей, волков, кабанов, медведей и северных оленей.
 Мастера гг. Болгар, Сувар, Биляр изготовляли священных (языческих) животных как амулеты в форме «уточек», посуды, замков, игрушек для детей ит.д. Некоторые изображения были в форме священных змей. Все это вписывалось в мироздание:
1.     Верхний (рай- небо);
2.     Средний ( человек, животные, природа);
3.     Нижний (ад).
Археолог А.П. Смирнов в работе «Волжские булгары» о священных «уточках» пишет, что к числу наиболее характерных для булгар украшений, относятся -височные кольца, плетеные гривны и браслеты. Они почти не известны на территории русских княжеств, но встречаются, хотя довольно редко, в среднем и северном Приуралье, т. е. в областях, находившихся под сильным влиянием булгар и частично вошедших в состав булгарского царства.
В качестве примера можно указать на материалы, найденные у се­ла Никитского, в пределах бывшего Верхотурского уезда. Пермской губернии. Клад состоит из обломка одного височного кольца в виде дрота с нанизанными на него тремя бусинами, украшенными зернью, и с фигурой «уточки», а также двух серег, состоящих из двух бусин оваль­ной формы и украшенных треугольниками зерни. Подобные предметы известны и в коллекции Теплоуховых.
Височные кольца волжских булгар, несмотря на различия в деталях, все восходят к одному типу круглого кольца с тремя нанизанными на него бусинами овальной формы. Бусины встречаются или гладкие, или имеют поясок из более или менее крупной зерни, или сплошь покрыты орнаментом.
Дрот между бусинами на кольцах, как правило, обмотан тонкой золотой плетеной проволокой. Эти простейшие украшения представ­ляют собою прототип не раз находимых на территории Булгарии сла­вянских привесок. Примером может служить изданное Кондаковым изображение височного кольца украшенными мелкой зернью.[5]
Немало у болгар было изготовлено изделий с изображением священных птиц и пернатых:
·        соколов;
·        орлов;
·        ласточек;
·        уток.
Так, например, А.П. Смирнов в своей работе писал, что нужно отметить, что изображения птиц встречаются и на булгарских, и на русских вещей. Довольно обычно видеть их на различных привесках. Насколько можно судить по одному найденному обломку, весьма близка к булгарской круглая подвеска из курганов Осиповой пустыни с изображением сильно стилизованной птицы с двумы головами. Может быть сближена с булгарской еще одна подвеска из курганов близ дер. Васильково с изображением человеческого лица и двух птиц. Обе курганные группы датируются находками монет Х века н.э. [6]
Были ли мунифицированние животные в обрядах древних болгар? Вероятнее нет. Могли ли они при жертвоприношении животных комбинировать или менять: конь, осел, верблюд, собака, корова, волк и т.д. До IX века вероятнее комбинирование или подмену могли допускать, но с Х века, по мере усиления в Волжско-Камской Болгарии язычества и ислама подмена исключалась. Таким образом, в Волжско-Камской Болгарии жертвенными животными становятся:
·        конь;
·        корова;
·        бык;
·        баран (овца);
·        гусь; петух.
В некоторых (особых случаях) в жертву могли принести волка или даже собаку (в условиях войны, эпидемий, голода).
Приведем примеры жертвоприношения чуваш-болгар ( по В.Д.Димитриеву). Все живое в природе, все то, с чем сталкивались чувашские крестьяне в жизни, труде, окружающей среде, имело своих божеств, стремившихся причинить людям зло, и только жертвоприношения, молитвы и наговоры, по суевериям чувашей, могли предотвратить вредные действия этих божеств. В чувашской языческой мифологии общест­венное устройство получило отражение в пантеоне богов и божеств: верховный бог Сюльди тора отстранился от зем­ных дел и перепоручил свои обязанности своим помощни­кам Кебе, ведавшему судьбами человеческого рода, Пюлехсе, назначавшему людям счастливые и несчастные жре­бии, Пигамбару, раздававшему людям душевные качества и сообщавшему йомзям пророческие видения. Эти помощ­ники, согласно чувашским мифам, часто обманывали Сюльди тору, действовали по своему усмотрению, не отчитываясь перед верховным богом, и больше творили зла, чем добра людям, хотя чуваши приносили им большие жертвоприношения животными, птицей и т. п.
Вначале люди жили долго, и их размножилось сверх­мерно, И, чтобы не допускать такого положения, Сюльди Тора создал нового помошника — бога смерти Эсреля, ко­торый на первых порах долго путал: то убивал всех младенцев или всех взрослых, и лишь затем стал убивать по разбору. Убийство грудных детей практиковалось в годы хазало-арабской войны, которая шла около 100 лет на Северном Кавказе. Исламские войны отнимали детей у болгарских матерей и «бросали на растерзание диким собакам».
В молитвах при жертвоприношениях суеверные чуваши «просили» богов и божеств о своих нуждах и чаяниях: уродить хлеба изобильно, хватило бы его на круглый год, уберечь от палящего солнца, грома, молнии, пожара, нис­послать дождей, дать лошади жеребенка, корове — теленка, овце — ягненка, резаку и лемеху — легкость, семье здоровье, к двери — зятя, впереди — невесту, избавить от войны, бедствий, несчастий, навета и клеветы человеческой, от врага-ненавистника, от вора-лиходея, помогать исправно нести подати. В этих молитвах выражалась несбыточная мечта, народная утопия.
Сюльди Торе противостоял бог зла и мрака Шуйтан, пребывавший в бездне. Согласно чувашской мифологии, Сюльди Тора не раз уступал Шуйтану. Ему стали служить злые божества — Киремети. По широко распространенной легенде чувашей, Киреметь был сыном Сюльди Торы. «Люди, подстрекаемые Шуйтаном, убили его в то время, когда он в пышной колеснице, запряженной белыми конями, разъезжал по земле, всюду принося с собою плодородие, оби­лие благ земных, довольство, счастье. Чтобы скрыть от верховного бога свое ужасное преступление, люди сожгли тело убитого сына его   и   прах его развеяли по ветру». И там, где пал на землю этот прах, появились злые божества — керемети, враждебные   человеку. Они «обитали» при каждом чувашском селении. По верованиям язычников, чувашей,   керемети  приносили  людям бесчисленное тожество несчастий различного рода (болезни, бездет­ность, грабежи и т. п.). И киреметей умилостивляли жертвоприношениями по указаниям йомзей ‒ жрецов чувашской языческой религии.   Киремети   представляли собой культ предков, распространившийся   с   возникновением классового общества. По народным легендам, в киреметей превращались души угнетателей, которые при жизни их на земле причинили много горя трудовому народу. Ча­сто образ киреметя соответствует облику феодала  чу­вашского или пришлого. Жертвоприношений киреметям совершали в специальных культовых сооружениях, которые обычно устраивались в лесах и назывались киреметями же. Каждое селение имело свой киреметь. Устраивался также общий киреметь на несколько селений, которые русские в шутку называли соборным. За культовым сооружением ухаживал мачавар (мачаур) или   келе пуслахё (глава святилища). Предком Г.И.Тафаева был йомзя Топай из д. Туппай Семель, Чувашия)
Жрецы чувашской языческой религии — йомзи и мачауры — имели в сельском обществе очень большую силу и значение. Они оказывали на язычников немалое воздействие и эксплуатировали их. Звание йомзи было наследственным. При любых несчастьях и болезнях чуваши обращались к нему, принося ему солидное вознаграждение. В мачауры выдвигались авторитетные мужчины, хорошо знавшие языческие ритуалы. Мачаур собирал средства на общественные жертвоприношения (приобретение жертвенного животного   и   прочее), совершал обряды молений и жертвоприношений. Часть собранных средств он присваивал. Йомзи и мачауры стремились как можно чаще проводить жертвоприношения,   и   они были тягостны для кре­стьян. Последние, как писал К. С. Милькович, «не получа свободы от болезни или несчастья, ропщут на свою веру, на изобретателей своих преданий и на киреметей». В предании о йомзе Топае, жившем еще при Иване IV, говорится: «У Топая в саду было жертвенное святое место, куда желающие принести богу жертву могли приводить по четвергам и пятницам однолетних баранов. Так как молитву при приношении жертвы должен произнести йомзя Топай, за это он получал непременно половину приносимого в жерт­ву барана, иначе жертва не могла быть принятой богом. Если кто не желал эту половину отдать ему, Топай не допускал того до жертвоприношения». [7]
Вывод
1.     Для чуваша природа была матерью всего живого. Чуваш принося жертвенное животное должен был извениться перед этим живым или дубом.
2.     Только после прощения чуваш мог срубить дерево для дома или принести жертвенного коня к Кереметю. У чуваш существовала и хронология их жертвоприношения.
3.     Мир изменился, но и в XXI веке чуваш остаются еще синкретистом: он и  язычник, он и православный. Природа дала ему жизнь, но душа его плачет от черствости и жестокости, безнравственности XXI века.

Литература
1.     Крадин, Н.Н. Империя Хунну/ Н.Н. Крадин. ‒ М., 2001. ‒ С. 14.
2.     Чувашская литература: Хрестоматия ‒ Чебоксары, 2007. ‒ С. 13.
3.     Томпсон, Э.А. Гунны: Грозные войны степей. / Э.А. Томпсон. ‒ М., 2008. ‒ С. 29.
4.     Димитриев, В.Д. Чувашские исторические предания./ В.Д.  Димитриев. ‒ Чебоксары, 1988. ‒ С. 21.
5.     Смирнов, А.П. Волжские булгары./А.П. Смирнов. ‒ М., 1951. ‒ С.157.
6.     Смирнов, А.П. Волжские булгары./А.П. Смирнов. ‒ М., 1951. ‒  
7.     С. 161.
8.     Димитриев, В.Д. Чувашские исторические предания./В.Д.  Димитриев. ‒ Чебоксары., 1988. ‒ С. 19‒20.