10 июля 2014

КРЫМСКО-УКРАИНСКИЕ СОБЫТИЯ И ИХ ПРОЕКЦИЯ НА ПРОЦЕССЫ, КОТОРЫЕ МОГУТ БЫТЬ В УРАЛО-ПОВОЛЖСКОМ РЕГИОНЕ

ТАФАЕВ Г. И.
КРЫМСКО-УКРАИНСКИЕ СОБЫТИЯ И ИХ ПРОЕКЦИЯ НА ПРОЦЕССЫ, КОТОРЫЕ МОГУТ БЫТЬ В УРАЛО-ПОВОЛЖСКОМ РЕГИОНЕ
Задушевные песни Свободы святой
 Не замолкнут, пока они живы,
Не посмеют вампиры убитых нуждой
 Горемычных душить для наживы.
Если братьям придется главы положить
 За свободу, - они, умирая,
В торжество будут веру, надежду хранить
 И свободы, и правды, и рая.
Михаил Сеспель.

XXI век показал, что в Урало-Поволжском регионе имеются значительные политические силы, которые заинтересованы в развале Российской Федерации. Украинские события 2013-2014 гг. показали, что в развале России заинтересованы не только зарубежные политико-военные силы, но и силы, казалось бы «дружественные». Что показала для нас этноязыковая и этнокультурная ситуация в Украине и Крыму?
Исследователи С.Д. Баранов и Д.В. Конов в монографии «Русская нация. Современный портрет» [1] большое внимание уделили четырем проблемам:
1.     Русские;
2.     Украинцы;
3.     Белорусы;
4.     Угро-финские этносы в РФ;
5.     Тюрки и другие этносы.
Внимательно изучив исследование, автор, конечно может понять причины украинских и крымских процессов. Можно разобраться и в «татарском вопросе», который активно культивируется в РФ. Обратим внимание на украинский вопрос. Можно в данном ключе поставить проблему: «О влиянии украинских событий 2013-2014 гг. на дестабилизацию Урало-Поволжского региона».
1.     Урало-Поволжский регион многонационален.
2.     Урало-Поволжский регион многоконфессионален.
3.     Существуют, как и на Украине, противоречия между татарами Крыма и другими народами. Крымские татары активно приняли участие в обострении межнациональных и межконфессиональных проблем в Крыму.
4.     Молодежь из Казани приняла участие в действиях «ЕвроМайдана».
5.     Противоречия в Урало-Поволжском регионе сохраняются и может случиться так, что татарские сепаратисты поставят вопрос о выходе из состава России исламского Татарстана.
Что же отмечают авторы монографии, касаясь русско-украинской проблемы, которая тянется еще с разгромом княгиней Ольгой древлянских племен.
В третьей главе «Субэтносы русской нации. Русские и смежные этносы: соотношение национальных проектов» автор утверждает, что «Субэтносами русских являются крупные группы других народов, участвующих в большом русском проекте: это часть украинцев, боль­шинство белорусов, большинство угро-финских народов РФ, так на­зываемые диаспоры некоторых народов, проживающих на территории РФ: немцев, евреев, греков, болгар. Фактически степень ассимиляции этих этнических групп такова, что позволяет их считать русскими, осо­бенно немцев, евреев и часть угро-финнов (чего нельзя сказать о многих других народах РФ и бывшего СССР).
Русская диаспора стран дальнего зарубежья, а также и тех стран быв­шего СССР, где русские - явное меньшинство, всё больше напоминает субэтносы, так как усиливаются её различия в языке, культуре, экономи­ке, политике с основной массовой русского населения. Но это тема осо­бого исследования, её мы выносим за скобки, тем более что численность её сравнительно мала - не более 5-7 млн человек.
Что такое русские субэтносы? Субэтносами русской нации являются не те исторические этнографические группы, которые ранее ими счита­лись в этнографии: казаки различных территориальных войск, поморы, сибиряки, старообрядцы и т. д. Сегодня они утратили субэтническую природу и слились с великороссами, хотя иногда и демонстрируют частные этнографические особенности. Следовательно, считать их субэтносами русских – явный архаизм, который, к сожалению, повторяется во многих работах» [2]
Позиция авторов понятна, они считают, что ассимиляция малых народов России похожа на идею Н.Я. Данилевского «Об этнографическом материале». Данилевский говорил об угро-финских народах. Посмотрим цифры:

Перепись

1926
2002
Болгары
111296
31965
Вотяки
504187
Удмурты – 636906
Бесермяне
10035
3122
Марийцы
428192
604298
Мордва
1340415
843350
Чуваши
1117419
1637094
Мишары
242640

Башкиры
242640
1673389
Татары
2916536
5554601
Кипчаки
33502

Кряшен
101447
24,668
·     Среди марийцев: горные марийцы – 18515, лугово-восточные марийцы – 56119;
·     Среди мордвы: мокша – 49624, эрзя – 84407;
·     Куда делись мишары? Их просто вписали в татары.
·     Куда делись бесермяне? Их вписали в удмуртов.
·     Куда делись болгары (дунайские). Они ассимилировались.
·     Куда делись кряшен? Их вписали в татары. Таким образом, идет политическая этническая ассимиляция в РФ.
По переписи 2010 года ситуация еще более политизирована. Ассимиляционные процессы в РФ ускорились, например:
- башкиры – 1584554;
- бесермяне – 2201;
- дунайские болгары в РФ – 24038;
- коми – 228235;
- марийцы – 547605;
- марийцы луговые – 218;
- марийцы горные – 23559;
- мордва – 744237;
- мордва мокша – 4767;
- мордва эрзя – 57008;
- татары – 5310649;
- кряшен – 34822;
- мишары – 786;
- чуваши – 1435872 [3].
Надо помнить, что татарский этнос делится на казанских татар, астраханских и других. Нас интересуют казанские татары, их на 2014 год – 1,950 тысяч человек.
1.  Таким образом, крымско-украинские и российско-украинские события могут иметь последствия в Урало-Поволжском регионе.
2.  В Урало-Поволжском регионе имеются очень большие этноязыковые, религиозные и политико-геополитические проблемы.
Противоречия обостряются:
- между казанскими татарами и болгаро-чувашами;
- между мишер и казанскими татарами;
- между русскоязычными и казанскими татарами в Татарстане (до 93 % в администрации и силовых структурах занимают казанские татары в Татарстане);
- между башкирами и казанскими татарами;
- между казанскими татарами и другими татарами РФ.
Что дальше?
Авторы монографии «Русская нация» отмечает в параграфе «Украинский проект и его соотношение с проектом большой русской нации», что
Одним из чрезвычайно важных вопросов развития русской нации является её соотношение с украинцами. Это большая группа населе­ния Европы, более40 миллионов, является важнейшим партнёром ве­ликорусов и белорусов в формировании русской нации. Сегодня нет оснований считать всех украинцев русским субэтносом. Тем не менее после великороссов русскоязычные украинцы представляют наибо­лее значительную из субэтнических групп русских. «Неразделимо, но несмесимо», - гласит формула известного украинского писателя М. П. Драгоманова (умеренного националиста), описывающего сущ­ность связи между белорусами, украинцами и русскими. Мы видим несколько крупных групп украинцев, в разной степени связанных с русским проектом.
Хотя украинцы и включены в значительной мере в процесс форми­рования русской нации, но имеют собственную устойчивую и разви­вающуюся национальную идентичность. Создание самостоятельной украинской национальной идентичности и составляет содержание украинского вопроса и украинского национального проекта.
Хотелось бы рассмотреть украинско-русский вопрос, не сводя его к разбору идеологических завалов. На наш взгляд, данный вопрос не име­ет исчерпывающего и адекватного освещения в современной научной и политической литературе, несмотря на ряд крупных работ и обилие публицистики. Их ключевым недостатком (но одновременно и досто­инством) является обращённость в прошлое (историоцентризм) и на мнения (библиографизм, историографизм). Поэтому изложим здесь собственную концепцию русско-украинского вопроса. Нужно исходить из ряда труднооспоримых социальных фактов.
                    Украинский этнос существует и развивается в той или иной форме.
                    Русская нация и украинский этнос пересекаются.
                    Пересекаются русские и украинцы именно таким образом, что какая-то весьма значительная часть украинцев входит в русский этнос, а не наоборот. Взаимосвязь объёмов понятий русского и украинского этносов носит ассиметричный характер.
                    Далее можно сказать, что вхождение части украинцев в состав рус­ской нации: а) является «симбиозом», а не ассимиляцией; б) осущест­вляется не насильственно, а добровольно.
                    Реализация украинского проекта нанесла и будет наносить значи­тельный ущерб общерусской идентификации украинцев, фактически выключив их сознательную самоидентификацию из общерусской.
Мы используем нейтральное название проекта для этноса и этни­ческого процесса «Украина», «украинцы». Что в действительности скрывается за этим этнонимом, и какое отношение он имеет к про­екту русской нации? Что представляют сегодня украинцы? Нацию, народность, несколько народностей или разновидность (субэтнос) русских? Сложность и парадоксальность ситуации в том, что все эти компоненты этногенеза имеют место, и трудно сказать, какой из них доминирует. В этом своеобразная уникальность Украины как этнического полигона»[4].
«Пути формирования украинцев как русских или как самостоятельной нации переплелись и ждали того или иного решения в истории. В этом суть «украинского вопроса» Александра Миллера в XIX веке, когда оба варианта были ещё открыты. В XX веке политика склонилась в пользу создания украинской нации, но в то же время единство русских и украинцев усилилось. «Окно возможностей» не было использова­но, а тяжелейший политический кризис России в первые десятилетия XX века и его последствия похоронили, среди прочего, и проект боль­шой русской нации.        
Далее они замечают, что украинско-русский вопрос стоит так: будет ли общерусская нация в XXI веке великой нацией и государством, контролирующим всю истори­ческую территорию восточного славянства, или она окажется расколотой на противостоящие народы и государства, одно из которых - Российская Федерация - станет всего лишь средним региональным государством, не адекватным контролируемой территории по своему населению. На наш взгляд, русская нация без украинцев вряд ли способна вынести на себе роль крупной современной нации с уникальной евразийской ро­лью, выдержать и ассимилировать волны мигрантов иного этнического и расового происхождения. Для украинцев же возможна перспектива превращения в небольшую европейскую нацию численностью до 15- 20 млн. человек, выполняющую роль подсобного антропологического материала и рабочей силы для Европейского Союза. Украина тогда пре­вратится в полигон вечной борьбы между лицами, выбирающими по различным причинам между русской и украинской идентичностью.
Украинцы как народность, или всё же нация? Решая этот вопрос нельзя дать ни положительный, ни отрицательный ответ» [5].
Авторы далее отмечают: «По нашему мнению, украинцев в типологии этносов следует считать, скорее, народностью, но при этом стремительно приобретающей при­знаки нации. Если, конечно, рассматривать их отдельно от великорос­сов, белорусов и других народов, втянутых в русский этногенез. При этом украинская народность носит сложносоставной характер и вклю­чает в себя субэтносы: центральноукраинский и западноукраинский. Следуя этой логике, украинцев в строго научном смысле нельзя назвать нацией. Это сложно будет сделать в ближайшие 2-3 десятилетия.
В чём принципиальное отличие нации от народности, и почему укра­инцы не нация? В рассмотренной выше классификации типов этносов народность принципиально отличается от нации. Принципиальной особенностью нации как типа этноса является полностью сложившаяся этнически и культурно однородная система воспроизводства общества в рамках страны или государства современного типа. И язык, и культу­ра, и государство, и экономика нации представляют собой единое це­лое. Так ли это в отношении украинцев? Мы не наблюдаем того уровня этнической целостности, который необходим для нации. Но вместе с тем есть и серьёзные шаги в этом направлении.
Украинцы давно переросли рамки классической народности: и чис­ленно, и территориально, и по продуктам национальной культуры, раз­витости языка, атрибутам государства, активности националистических кругов. В чём же дело? В русских. Всё дело в том, что украинцы в той же мере исторически втянуты в общерусский национальный проект, как и в узкоукраинский. Привлекательность общерусского проекта для боль­шинства украинцев не ниже, чем узкоукраинского. Речь, конечно, не только о хрестоматийных «москалях» и «москальской империи», изо­бражаемых как пугало, но о многих миллионах украинцев, выбравших для себя русский проект, в том числе и как дружбу с Россией.
В результате: русский язык является столь же употребимым, как и украинский, государство на Украине русскоукраинское, а динамичными премьерами националистических правительств являются лица русско- якутского и русско-армянского происхождения. Недаром главная зада­ча украинских националистов состоит в том, чтобы отколоть украинцев от русских-великороссов и построить между ними стену вражды.
Украинская народность имеет некоторые существенные признаки нации и развивается в направлении превращения в нацию: литератур­ный язык, государственность, значительная компактная территория - тем не менее она не обладает культурной однородностью и самостоя­тельностью как нация. В Европе существует немало этносов, которые, скорее, являются народностями или находятся на разных стадиях процесса перехода от народности к нации. Похожим образом дело обстоит и с украинцами, но с одной очень существенной поправкой, которая показывает именно специфику украинцев: большинство украинцев встроены в более мощный процесс формирования общерусской нации на базе восточнославянского этнокультурного пространства. И в этом плане Украина отнюдь не политическая нация и не нация-государство, так как украинское государство по своей этнической природе является в основном русским.
При отсутствии общерусского фактора украинцы легко достигли бы уровня однородности и автономии нации по примеру многих европей­ских и восточноевропейских народностей.
Украинская (малороссийская) народность, как и все восточноев­ропейские народности, включая великорусскую, является достаточно поздним продуктом. Период её первичного складывания можно от­нести к XVII веку. Основой её стало центральноукраинское население Поднепровья как Левобережья, так и Правобережья.
Цементирующим ядром народности выступило малороссийское казачество, а движущей силой - сохранившие русскую идентичность малороссийское дворянство и православное духовенство.
До этого периода на заселённой восточными славянами территории Украины существовали региональные группы разнородного изолиро­ванного населения. Данное население можно условно назвать древне­русским, так как с XI в. именно за этой территорией закрепилось на­звание Руси (отнюдь не за северо-западными и не северо-восточными). Основная масса этого славянского населения русскими себя не считала, так как не была связана в единый этнос, представляя разрозненные тер­риториальные и общинные группы.
Вряд ли можно считать эти группы народностями, так как они не имели единой государственности, языка, принадлежали к разным антропологическим типам, которые менялись в течение столетий. Вместе с тем феодальная элита этих групп (князья, боярство, духовенство) со­храняла устойчивые признаки русской идентичности, в частности ста­рославянскую письменность и письменный русский язык, а также связи с остальной частью русского ареала (северными землями). Она была ре­альным носителем этнонима «русский».
От них название «русский» и передалось казачеству, относящемуся к феодальной воинской иерархии, а также к городскому ремесленно­-торговому населению считают авторы монографии» [6].
 Он считают ,что «оформление украинской народности в целом закончилось в конце XVIII века. Признаком этого является начало национальных исканий украинской интеллигенции в XIX веке в ответ на ликвидацию видимо­сти малороссийской государственности (гетманщины).
Концепция украинцев как народности восходит к М. Костомарову (1817-1885), который был не только русским историком, но и также одним из основоположников украинского национализма (при этом, что характерно, лицом с общерусской идентичностью). Данная концепция ЯВЛЯЛАСЬ новее не искусственной конструкцией, как считают некоторые излишне увлечённые полемикой ревнители общерусской идеи, а опи­санием уже сложившихся реалий.
Именно Костомаров объявляет жителей Великой России и Ма­лой России «двумя русскими народностями». Авторами же терми­на «украинцы» как этноса были польские аристократы (вероятно, западно-русского происхождения) Фаддей Потоцкий и Ян Чацкий в конце XVIII - начале XIX века.
С.Д. Баранов и Д.В. Конов считают, что наличия особой украинской народности трактуется украин­скими националистами как факт отсутствия русско-украинской общ­ности (М. Грушевским 100 лет назад, в 1902 г., и ныне Л. Зализняком). «Общеруськоi icтopiii не може бути, як немае общеруськоi народностi». Данный тезис Грушевского, цитируемый Зализняком, является по сути недвусмысленным запретом для украинцев и русских иметь общую историю (не говоря уже об общей нации - какой ужас!), демонстриру­ет методы украинских националистов: табуирование и запрет вместо строительства.
С научной точки зрения обоснование Зализняка не выдерживает кри­тики, т. к. из отсутствия общей народности во времена Киевской Руси от­нюдь не вытекает отсутствие общей истории и общей нации теперь.
«А поскольку «Кшвська держава була утвором однiеi народности украiнсько-руськоi», то последняя, очевидно, возникла раньше Ки­евской Руси, и по М. Грушевскому происходит от антов IV-VI вв.». Данный тезис является совершенно ложным, так как Киевская Русь была результатом усилий надплеменной раннефеодальной верхушки смешанного этнического происхождения, которая отнюдь не сводилась к представителям мифической украинско-русской народности.  Именно эта надплеменная раннефеодальная прослойка и была носителем фор­мирующегося русского начала. В неё входили представители различных восточно-славянских племён и других этносов (варяги, угро-финны, греки и др.).
Совершенно очевидно, что в X-XI вв. не было также киевско-русской (украинской) народности, которая сложилась значительно позднее, в XVII веке.
Процесс формирования древнерусской народности шёл на уровне феодальной элиты и части городского населения, обменов этих групп между различными землями, переселения восточнославянских в ши­ротном направлении (на север и восток и обратно - с севера на юг).
Точка зрения на украинский этнос как на народность в составе трие­диной большой русской нации восходит к дореволюционным временам. Она была характерна для самодержавного государства и для интелли­генции. Такой взгляд, естественно, не лишён идеологической односто­ронности. В действительности, большинство украинцев-малороссов за­падных областей в состав формирующейся русской нации не входили. Но вместе с тем в конце XIX - начале XX века значительная часть мало­россов включились в общерусский проект и справедливо рассматрива­лись в качестве русских.
Ключевым историческим фактором, запустившим процесс форми­рования украинского этноса из фазы народности в фазу строительства нации, стала массированная советская украинизация 1923-1939 гг., осуществлявшаяся большевиками в опоре на государственное принуж­дение и интеллигентов-националистов. Именно она привела к форми­рованию массового представления об украинцах как о нации.
Только поэтому в научной литературе советского и постсоветского пе­риода украинцы рассматриваются в качестве нации. Однако данная точка зрения является односторонней и в советское время была продиктована идеологическими соображениями и предписаниями, согласно которым такие крупные и развитые народы, как украинцы, должны быть нациями, тем более что они являются титульными этносами союзных республик. Аналогичная ситуация была и в отношении белорусов, молдаван, грузин, азербайджанцев. Эти этносы на момент образования соответствующих союзных республик нациями не являлись. Тогда было необходимо сде­лать из них нации, что требовало много времени, и статус давался искус­ственно, как бы авансом, в качестве поставленной цели.
Можно констатировать, что советская украинизация помогла ре­шить сразу несколько задач. Основной из них было создание Украи­ны как плацдарма для коммунистической экспансии в Центральную и Восточную Европу, в том числе и в области, заселённые близкими к украинцам восточнославянскими группами (роль Центральной Украи­ны как украинского Пьемонта для Западной и Юго-Западной Украи­ны и Закарпатья). С помощью украинизации можно было унифици­ровать административно и культурно разнородные группы населения Юго-Западной России» [8].
Что нас беспокоит:
·     Крымско-украинский вариант, татарские националисты постараются использовать в перспективе (2015-2025 гг.);
·     Вопреки общим ассимиляционным процессам численность казанских татар резко растет;
·     Ключевые позиции, как и на западной части Украины в Татарстане заполняют этнические татары (до 93 %);
·     Доминирующие позиции этнические татары занимают в силовых структурах республики Татарстан.
Литература
1.  Русская нация. Современный портрет – «Миттель Пресс». – Москва, 2009. – 536 с.
2.  Русская нация. Современный портрет – «Миттель Пресс». – Москва, 2009. – С. 70.
3.  http: // www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus_nac_10.php
4.  Русская нация. Современный портрет – «Миттель Пресс». – Москва, 2009. – С. 71.
5.  Русская нация. Современный портрет – «Миттель Пресс». – Москва, 2009. – С. 72.
6.  Русская нация. Современный портрет – «Миттель Пресс». – Москва, 2009. – С. 73-74.
7.  Русская нация. Современный портрет – «Миттель Пресс». – Москва, 2009. – С. 75.
8.  Русская нация. Современный портрет – «Миттель Пресс». – Москва, 2009. – С. 78.


2 комментария:

Сергей Владимирович комментирует...
Этот комментарий был удален автором.
Сергей Владимирович комментирует...

Вообще-то украинцы как народ - это наследие советского периода, то есть XX века. До революции украинцами называла лишь себя малорусская и казачья интеллигенция и польская интеллигенция русского происхождения (в годы порабощения поляками Западной Руси было много тех, кто принял католичество и забыл русский язык). А так украинская нация - проект глобальный и его целью было создание буфера, подчиненного интересам западных кланов, враждебных России. Даже в Петербургском Императорском Университете (ныне СПбГУ) отбирались дети из западнорусских провинций для обучения "мове" (Мова (пол. Mowa) переводится с польского как речь, наречие). Но когда учителя вдруг обнаружили, что наречия детей Киевщины и Витебщины отличаются, то был создан язык, специально адаптированный под беларусские деревни и назван был белорусским языком. Этот язык не был принят беларусами и сегодня изживается. Если бы на Украине были те свободы, что и в Белоруссии, такие как языковая и курс украинских президентов был бы такой же, как и у Лукашенко, то ситуация с украинским языком была бы такая же. Потому, что надо понять, что Украинцы, Белорусы и Русские - это единый народ и нашей целью является восстановление единого государства. Без Украины и Беларуси Россия не выживет. Ведь недаром в XV-XVIII веках основными врагами России были Польша, Литва, Швеция, Пруссия, Турция, потому что они оккупировали западнорусские земли или стремились к их занятию. Во время Первой Мировой войны возвращение Галиции, Прикарпатской Руси и западнославянских земель была целью в случае победы над Тройственным Союзом. И. В. Сталин после победы над Германией включил земли Червонной и Прикарпатской Руси (Западной Украины) в состав УССР. Сегодня после распада СССР основными врагами России являются, те кто сегодня оккупирует Украину - Западный Мир во главе с Великобританией и США. И сегодня ситуация такая, что Запад зависит от России финансово и ресурсно и уход России из-под надзора МВФ и прочих международных структур приведут к падению западной экономики, а, следовательно, уклада нынешней глобальной цивилизации. И за последние 15 лет Запад пытается делать все, что угодно, чтобы развалить Россию. Среди такой пропаганды характерны «антипутинская» пропаганда с явными оскорблениями нашего президента, пропаганда нацизма для полного разделения трех народов и тотальной войны между нами и навязывание абсурдных исторических теорий, по которым русские это финно-угры (объявление славянских племен мурома и меря финскими племенами, только Голядь со скрипом назвали балтским племенем (Балты – промежуточный народ между славянами и финно-уграми) первая ласточка финно-угорской теории, тем более эти племена пришли не из финно-угорских лесов, а из белорусских и польских лесов и северных карпат. Повесть временных лет говорит о том, что эти племена говорили на русском языке, а не финнских языках. Даже не найдены фрагменты мерянского и муромского языков, что наталкивает на раздумья), белорусы — это обрусевшие литовцы, а украинцы — это славяне и вводится теория оккупации москалями западной Руси. Поэтому в вопросе об украинцах надо подходить деликатно и всегда говорить правду, тем более время работает на нас.