17 марта 2011

Позиция татарских и чувашских историков по Ордынской эпохе (XIII-XIV вв.)

Позиция татарских и чувашских историков по Ордынской эпохе        (XIII-XIV вв.)

   Противоречия чувашских и татарских исследователей по истории народов Среднего Поволжья не только сохраняются, но и углубляются (особенно с конца XX – начала XXI вв).

Основные проблемы раскола:

·       этногенез чувашского и татарского народов;

·       история Волжско-Камской Болгарии (Булгарии);

·       история Золотой Орды и проблема болгарской холокосты;

·        история Казанского ханства и проблемы национально-освободительной войны Чувашии против ханства (1546-1552);

   Обратимся к работе В. Д. Димитриева «О разногласии в высказываниях казанских авторов о происхождении чувашского народа», где он пишет, что в годы Великой Отечественной войны нападение фашистской Германии на Советский Союз уподоблялось монголо-татарскому вторжению в Восточную Европу. По-видимому, с целью укрепления дружбы народов ЦК ВКП (б) в постановлении «Об ошибках и недостатках в работе Татарского научно-исследовательского института языка, литературы и истории» от 6 октября 1944 г. запретили увязывать историю татарского народа с Золотой Ордой. В постановлении обкома ВКП (б) указывалось, что «грубейшей ошибкой института является полное отождествление истории Золотой Орды с историей современного татарского народа». В статье «Идегеево побоище»» историк И. Л. Измайлов пишет: «В одночасье Улус Джучи, его население,  культура, и государственные деятели канули в небытие, а татары на своей земле стали безродными космополитами. Зияющую брешь, образовавшуюся по истории Улуса Джучи, было решено заполнить «местными булгарскими корнями». Научно обосновать это решили на «научной сессии и происхождении казанских татар» (25-26 апреля 1946 г.), проведенной Отделением истории и философии АН СССР и Казанским филиалом АН СССР. Выступившие историки, археологи, тюркологии и антропологи единогласно предложили впредь считать современных татар потомками волжских болгар, а Улус Джучи рассматривать лишь как чисто внешнее явление в этнической истории татарского народа» . [1]

   После  проведения данной сессии в Казани за 58 лет изданы десятки книг и сотни статей о болгарском происхождении казанских татар. В действительности же истинной исторической наукой и этнологией давно доказано, что тюркоязычные татары, известные по письменным источникам в Тюркском каганате с 552 г., впервые вторглись в Восточную Европу в составе войска Бату в 1236 г., а их родные братья - западные кыпчаки (половцы) – в середине  – в середине XI в. В XIII – начале XV вв. в Золотой Орде путем объединения татарских и западнокыпчакских, численно преобладавших, племен образовалась мощная кочевая татарская народность, часть которой лишь в начале XV в. Перешла к оседлости в Казанском и Касимовском ханствах и в Джаголдайском княжестве на территории Великого княжества Литовского. В отличие от болгар, сувар, хазар, говоривших на р-л-языке, татары и кыпчаки говорили на з-ш-языке. Кочевники не могли ассимилировать оседлое болгарское население. Лишь с образованием Казанского ханства и оседанием татар на его луговой стороне началась ассимиляция татарами левобережных болгаро-чувашей.

   Считая казанских татар происшедшими от болгар, казанские историки, археологи, этнографы, языковеды, искусствоведы делают самые разноречивые высказывания об этногенезе чувашского народа. Обратимся к литературе, изданной в Казани до 1984 г., и попытаемся определить, насколько обоснованы в них высказывания об этногенезе чувашей.

   После сессии 1946 г. «доказать», что болгарский язык исторически воплотился в татарский язык, что татары являются единственными прямыми потомками волжских болгар, настойчиво стремился Г. В. Юсупов. Его доводы были обоснованно отвергнуты [2].

   В середине 60-х гг. А. Х. Халиков выдвинул следующую схему этногенеза тюркоязычных народов Поволжья и Приуралья. До III-IV вв. н.э. население Среднего Поволжья и Прикамья было финно-угорским. В III-IV вв. сюда из Южной Сибири вместе с гуннской волной вторглись тюркоязычные племена.  «Ряд пережитков, сохранившихся в культуре и языке мари, удмуртов, мордвы, имеет древнетюркские особенности, что особенно наглядно выступает при сравнении этих явлений с материальной культурой (головные уборы типа хушпу, пояса, устройство домов) и языка современных чувашей. Поэтому есть основания рассматривать этнический состав населения первой волны тюркского проникновения в край как близкий к проточувашскому». По мнению А. Х. Халикова, в VI-VII вв. в Приуралье и Среднее Поволжье из Западнотюркского каганата вторглись огузско-кыпчатского типа племена. «Таким образом, - пишет он, - мы имеем возможность искать корни современных тюркоязычных народов (татар, башкир) в среде второй волны тюркского включения, т. е. относить появление предков татар Поволжья к очень глубокой древности – задолго до монголов и даже булгар». Он считает, что немногочисленные  болгарские племена, проникшие на берега Волги и Камы на рубеже VII-VIII вв., не оказали какого-либо влияния на ранее прибывшие огузо-кыпчакские племена. В период существования Волжской Болгарии «на основе слияния тюркоязычных племен, ассимиляции ими части местного финно-угорского населения» оформились поволжские татары. Однако эти высказывания совершенно не подтверждены ни письменными, ни археологическими источниками. «Третья группа ученых,- писал А. Х. Халиков,- опираясь на непрерывное развитие культуры татарского народа от культуры Волжской Булгарии домонгольского периода и полагая, что основу этого населения составляли пришедшие из Приазовья в VIII веке булгарские племена, считает, что казанские татары являются непосредственными потомками булгарских племен»[3].

   Таким образом, разногласия углубляются и консенсуса в этом вопросе, к сожалению, сложно найти. Откуда пришли проточуваши (праболгары)?

   Болгарский исследователь Петър Добрев в книге «Ключ към древната българска история» утверждает, что они вышли из Афганистана [4].

В каких территориальных образования проживали проточуваши.

 

 

 

 

государство

·       Империя хунну;

·       Империя Аттилы;

·       Западнотюркский каганат;

·       Великая Болгария;

·       Сувария на Северном Кавказе;

·       Хазарский каганат;

·       Волжско-Камская Болгария;

·       Суварское княжество в Среднем Поволжье;

·       Золотая Орда;

·       Казания;

 

 

культура

·       тюркская;

·       болгаро-суварская;

·       болгаро-хазарская;

·       тюркско-татарская (Золотая Орда);

·       татаро-исламская (Казания);

 

алфавит

·       греко-византийский (Великая Болгария);

·       иудейский (Хазарский каганат);

·       рунический (Волжская Болгария);

·       арабская (Золотая Орда, Казания);

 

 

религия

·       тюркское язычество;

·       христианство(619 г. Орган, Кубрат, Великая Болгария);

·       христианство (682 г. Сувария, Алп-Илитвер);

·       иудаизм (Хазарский каганат);

·       тенгриханство (Северный Кавказ);

·       ислам, язычество (Волжско-Камская Болгария);

·       ислам, язычество (Золотая Орда, Казания);

 

 

последствия

·       развитие торговли;

·       развитие городов;

·       развитие культуры;

·       развитие ремесла;

 

 

причины

·       военные действия;

·       голод;

·       засуха;

·       ассимиляция;

·       уход в леса;

·       вторжение;

направление экспансии

·       запад;

·       юг;

·       север;

  

   Э.Р. Тагиров, исследователь о татарской истории (этапах) пишет, что рубежным водоразделом между булгарским и последующим периодами истории татарского народа являются регионально – континентальные и глобальные потрясения, вызванные выходом на историческую арену Монгольской империи, а затем и Золотой Орды.

   Мы, водоразделом болгарского расцвета и раскола, считаем монголо-татарское иго.

   Он отмечает, что золотоордынский период (XIII-XIV вв), это период создания крупного феодального многонационального государства, в состав которого вошла и Волжская Булгария. Булгарский улус был наиболее развитым в политическом и экономическом отно­шении регионом Золотой Орды, которая испытывала сильное влияние центробежных сил и довольно скоро вошла в фазу феодальной раздробленности. Хозяйство золотоордынских земель в это время успешно развивается по феодальному типу. Про­исходит заселение и освоение новых территорий. Сохраняется особая роль булгарских городов как центров ремесла и транзитной торговли [5].

   О геноцидной истории Волжско-Болгарских земель он умалчивает. Исследователь пишет, что в истории Руси это период зависимости от Золотой Орды, феодальной раздробленности и ее преодоления, укрепления Московского княжества. В Европе это эпоха преодоления по­следствий феодальной раздробленности и усиления крупных централизованных государств, период великих географических открытий, нарастания кризиса феодализма, возникновения фено­мена Возрождения. На Ближнем Востоке это период складывания вокруг турецкого политического центра в Малой Азии Османской (Оттоманской) империи.

   Между тем характер межцивилизационного взаимодействия в Поволжье усложняется. Золотая Орда, образовавшаяся на перекрестке главных мировых цивилизаций, оказалась в поле геополитических интересов крупных держав мира и одновременно под воздействием региональных культурных центров. С одной сто­роны, это восточные цивилизационные влияния, отчасти монголо­тюркское и более заметное арабо-исламское, с другой - русско­-славянское, с третьей - волго-булгарское (восточноисламское) культурн- цивилизационное воздействия на население Золотой Орды и соседние угро-финские и славянские народы Восточной Европы.

   Позиция А. Х. Халикова о геноциде изложена в работе «Монголы, татары, Золотая Орда и Булгария»[6].

   Хотя булгары и укрепили свои города и сосредоточили в них крупные войска (по сообщению того же Юлиана только в столице было до 50 тысяч воинов), силы были слишком неравны. Монголами уже были покорены все потенциальные союзники булгар, а некоторые из них (башкиры) даже встали на сторону монгол. Русские, как и ранее, продолжали сохранять вооруженный нейтралитет или продолжали нападать друг на друга. Ждать помощи было неоткуда. Но булгары были полны решимости отстоять свою независимость. Булгарскими войсками, героически сопротивлявшимся захватчикам, командовал булгарский царь Абдулла ибн Ильгам, умело организовавший оборону страны в 1229 и 1232 гг.

   Подойдя к Великому городу или Булгару, вначале монголы, придерживаясь своей обычной тактики, разорили все окрестные села и города. Как сообщает китайское сочинение о монголах и их походах «Мэн-да бейлу», монголы «до нападения и осады крупных городов вначале захватывали малые города и села, брали в плен все жителей, а затем их использовали в последующих осадах. В обязанность каждого воина входил захват не менее десятка таких пленных. Когда набралось их необходимое число, то каждый из них должен был взять с собой охапку сена или корзину земли, камней и с этим грузом идти к осажденному городу. Здесь они должны были сбрасывать принесенное во рвы и заравнивать их. Некоторые же из них использовались для сооружения и обслуживания осадных орудий-катапульт, огнеметов и т. п.      При этом не щадили пленных, даже десятки тысяч. Их телами нередко засыпали рвы осажденных городов. Когда осажденный город сдавался, то безжалостно уничтожали всех – и большого и малого, и красивого и уродливого, и богатого и бедного, и покорного и непокорного».

   Против Булгара встала огромная армада примерно из 250-300 тысяч воинов и колоссального (до миллиона) сопровождения. Недаром Джувейни писал: «От множества войск (соединенных в пределах Булгара – А. Х.) земля стонала и гудела». Великий город монголы взяли не в результате молниеносной победы, как пишут некоторые современные русские историки, например, В. В. Каргалов, а в результате длительной и планомерной осады. Это была жестокая и хитрая осада и штурм одного из наиболее укрепленных городов мира.

   Джувейни по этому поводу писал: «Сначала они силою и штурмом взяли город Булгар, который известен был в мире недоступностью местности и большой населенностью.  Для примера подобным им жителей его (частью) убили, а (частью) пленили». Еще более впечатляюще говорит об этом русский летописец (Лаврентьевская летопись): «В лета 6744 (1236). Тое же осени приидоша от восточные страны в Болгарскую землю безбожные татары и взяша славныи Великолепные город Болгарскыи и избиша оружьем от старца и до унаго и до сущаго младенца, и взяша товара множество, а город их пожгоша и всю землю их плениша».

   Великий город перед монгольским нашествием был весьма сильно укреплен. Распланированный еще в Х веке, он к тому времени имел не менее 6 рядов мощных концентрически расположенных укреплений. В центре города возвышалась цитадель подквадратной формы, окруженная внушительной деревянной стеной, шириной и высотой до 10 м с выступающими через 60-70 м башнями. Цитадель занимала центральную часть внутреннего города, окруженного ко времени нашествия двойной линией валов, протяженность наружного из которых достигала 5300-5400 м. По верху валов шли высокие конструкции из деревянных срубов и частокола. Внутренний город, в свою очередь, был окольцован мощной обороной внешнего города, состоящего из трех рядов валов, протяженность наружного из которых достигала 11 км. По верху этих валов также шли высокие стены из деревянных срубов. Наконец, за пределами этих укреплений почти по всему периметру города размещались посады, также защищенные не только естественными преградами в виде речек и болот, но и двухрядными частоколом.   Как же мог быть взят такой мощно укрепленный город, к тому же защищавшийся стоявшими насмерть воинами? Монголы, очевидно, и здесь применили свою обычную тактику осады крупных городов. Плано Карпини пишет: «Укрепления они завоёвывают следующим способом. Если встретится такая крепость, они окружают ее, что никто не может войти или выйти[7].

   Мы рассмотрели ордынскую эпоху древнеболгарской цивилизации, как начало смены цивилизации.

Произошла трансформация:

·       исламизация;

·       возвращение болгар к язычеству;

·       геноцид болгар;

·       уход болгар на Горную сторону;

г. Болгар

 
   Таким образом, мы считаем, что геноцид (болгарский холокост) уничтожил до 5 млн. человек с 1236 года, а возможно и больше. На основе «худых» болгар сформировались чуваши Горной стороны. Э.Р. Тагиров булгарский период истории татарского народа завершил следующими словами: «В рамках золотоордынского периода сформировалась инновационно-модернизаторская модель развития татарского общества, которая вместе с тем сохраняла культурно-историческую преемственность древнетюркских традиций и синтезировала булгарскую ориентацию на традиционалистский консерватизм»[8].

   Вывод

1.    Геноцид болгар в годы Золотой Орды и ассимиляция чуваш в годы Казанского ханства стимулировал рождение чуваш на основе этноязыка, этнокультуры и этнорелигии Волжско-Камской Болгарии.

2.     Первое упоминание о чувашах относится к 1508 году, а как страна Чувашия к 1521 году.

Литература

1. Димитриев, В. Д. Вопросы этногенеза… / В. Д. Димитриев. – Чебоксары, 2000. – С. 140.

2. Димитриев, В. Д. Там же.– С. 141.

3. Димитриев, В. Д.Там же. – С. 142.

4. Добрев, П.  Ключ към древната българска история / П. Добрев. – София, 2002. – С. 29.

5. Тагиров, Э. Р. Народ в пути… / Э. Р. Тагиров. – Казань, 2008. – С. 36.

6. Халиков, А. Х. Монголы, татары, Золотая Орда и Булгария / А. Х. Халиков. –Казань, 1994. – С. 31.

7. Халиков, А. Х. Там же.– С. 33 – 34.

8. Тагиров, Э. Р. Народ в пути… / Э. Р. Тагиров. – Казань, 2008. – С. 37.

 

1 комментарий:

Rais Karauchy комментирует...

== НОВОЕ В ОСВЕЩЕНИИ ИСТОРИИ ТАТАР ==
Прочитал внимательно работы независимого татарского историка-исследователя Г. Еникеева, как его три книги, так и статьи, и полностью присоединяюсь к мнению тех, чьи отзывы и рецензии опубликованы на сайте "Татары Евразии (подлинная история)": http://tartareurasia.ucoz.com/publ/1

Следует заметить, что в подписанной доктором исторических наук Д.М. Исхаковым рецензии от Института истории им. Марджани АН РТ на первую книгу Г.Р. Еникеева "Чингиз-хан и татары: мифы и реальность" изложено, в частности, следующее: "'''В данной работе в научно-популярной форме излагается новая точка зрения, выработанная прогрессивными отечественными историками, на историю возникновения и развития татарского народа'''. '''Она является органичным, логически и фактологически обоснованным соединением и развитием известных «монгольской» и «тюркско-татарской» теорий о возникновении и развитии татарского народа'''" (см. http://tartareurasia.ucoz.com/publ/1-1-0-1 ).

То есть, как видим, новая точка зрения на историю возникновения и развития татарского народа, излагаемая в книгах и статьях Г. Еникеева, до него, в принципе, уже была выработана, был накоплен и оценен достаточный материал и сделаны соответствующие выводы по ключевым вопросам истории татар, при том такими серьезнейшими учеными, как академик-востоковед В.П. Васильев (XIX в.), Л.Н. Гумилев, Ахмад-Заки Валиди и некоторые другие. Но, увы, полное засилье в официальной исторической науке соответствующей прозападной и прокитайской точек зрения (особенно точки зрения историков основателей Минской династии Китая, которые, как писал В.П. Васильев, "ввели в заблуждение и Рашид ад-Дина, и западных ученых"), не позволило в должной мере "пробить себе дорогу" в науке точке зрения указанных ученых, которые, как выясняется при внимательном прочтении книг Г. Еникеева, были наиболее близки к истине в изучении и освещении истории татар, особенно как "домонгольского", так и "монгольского" периодов, и чьи выводы были наиболее обоснованы, как выясняетя благодаря книгам Г. Еникеева, как фактологически, так и логически.

Пожалуй, главная заслуга Г. Еникеева именно в том, что он смог заметить, "вытащить" из искусственно созданного забвения, досконально проанализировать, и собрать системно и воедино результаты трудов этих прогрессивных отечественных историков относительно истории татар, и к тому же еще и подкрепить их новыми сведениями. Поэтому безусловным можно считать, что работы Г. Еникеева - это, по меньшей мере, значительный шаг вперед в изучении истории татар, теснейшим образом связанной с историей как России, так и всей Евразии, и соответственно, и в изучении истории России и Евразии.

Замечательно также, что изложенное Г.Р Еникеевым в его первой книге (эта работа прошла двойное официальное рецензирование в Институте истории АН РТ им. Ш. Марджани), явилось фундаментом для содержания его последующих двух книг. В указанных книгах история татар освещается в большем хронологическом периоде и с привлечением дополнительного, более объемного материала по истории татар, кстати, также во многом (и основном) "не замечаемого" официальными историками, при том, что особенно интересно, татарскими (татарстанскими).
Таким образом, вновь напрашивается вывод о том, что мы имеем еще один, причем весьма значительный, "факт, заставляющий задуматься над тайнами истории России и над сиротством, вернее, узостью кругозора казанских татар: создавая Всемирный конгресс, они не потрудились заглянуть в историю своего народа. Кроме Булгарского каганата уже давно ничего не видят. Стыдно" (Мурад Аджи).